Яков Головко: «Жизнь человеку дается один раз и прожить ее надо в Крыму»

Крымский певец Яков Головко – о крымской жизни, творчестве и великих музыкантах.

 

Яков Головко родился в 1963 году в Кургане.Когда ему было шесть месяцев от роду семья переехала на Украину, в город Умань, где он прожил 29 лет и состоялся, как музыкант. Живет в Крыму. Поет лучшие песни из американских мюзиклов и кинофильмов 1920 – 1970 годов, хиты Фрэнка Синатры, Луи Армстронга, Нэта Кинга Коула и др.

 

– Яков, давайте начнем с самого сначала. Как Вы стали певцом?

– Я с пяти лет играл на скрипке. А когда пришел в школу, то в первом классе знал наизусть два концерта Высоцкого. Пел я всегда. После школы поступил в музыкальное училище в Умани, учился на факультете хорового дирижирования.

– Наверное, семья была музыкальная?

– Да. Мама была преподавателем по постановке голоса, вокалистка. Папа – скрипач.

 

«Я никогда не изменял своей профессии»

– Когда и при каких обстоятельствах Вы впервые оказались в Крыму?

– У меня был дядя, Евгений Сергеевич, очень хороший бухгалтер. Однажды, строительная компания, в которой он работал, приехала в Ялту. Где он и остался навсегда. Он писал моей маме: «Я не хочу отсюда уезжать, тут рай».

И когда мы первый раз приехали к нему, то поняли, что это действительно рай. Мне тогда было лет 13, это было мое первое посещение Крыма. Но уже тогда я осознал, что жизнь человеку дается один раз и прожить ее надо в Крыму, «чтобы не было больно и стыдно за бесцельно прожитые годы».

– Но перебрались в Ялту Вы позже?

– Да, в Ялту я приехал в конце 1992 года. Я хотел петь песни Фрэнка Синатры, а в тех регионах, где я жил, это было не востребовано. В Ялте есть шикарная гостиница «Ялта Интурист», куда я и попал на работу буквально через месяц после переезда. В городе всегда было полно туристов, которым можно петь подобные песни. Сюда массово приезжали немцы, французы, финны… Им были не чужды песни, которые звучали в голливудских фильмах и бродвейских постановках. То есть я поехал туда, где мог себя проявить.

– Вы всегда зарабатывали только голосом?

– Да, я не изменял своей профессии. Даже во времена застоя. Кто-то из музыкантов тогда стоил какие-то кооперативные гаражи, кто-то за границу поехал машины мыть… А я пел.

– И как менялся ваш репертуар? Вы ж не всегда пели Синатру?

– Конечно, когда я начинал, я пришел в ресторан и начал петь то, что требовала публика. А публика в ресторане разношерстная. Кому-то нравится Валерий Леонтьев «Все бегут, а он им светит», кому-то нравится Вилли Токарев, а кому-то – просто «Мурочка». Пришлось исполнять всякие разные песенки.

– Как Вы пришли к своему репертуару?

–- Наверное, как все приходят. Услышал Фрэнка Синатру и влюбился в этот голос, в это произношение, в этот тембр. Потом у нас в Умани был шикарный пианист Григорий Мильруд. Он добивался того, чтобы играть на рояле в манере Оскара Питерсона. И он достиг этого. Когда приезжали американские делегации, то садился Григорий и играл джазовые импровизации. С ним я впервые исполнил «Серенаду лунного света». Американцы были в восторге. Они не ожидали услышать мелодии своего детства за тисячи миль от дома. Это была середина 80-х.

У меня есть ощущение, что мне мама в детстве пела мне эти песни, хотя она это отрицала. Так что скорее это творчество выбрало меня, чем я его.

– И как Вы стали знаменитым?

– Пока я не ощущаю себя таковым. Всплеск популярности пришелся после того, как я попал на шоу X-Factor. Это было, когда Крым был автономной республикой в составе Украины. Меня увидели по телевидению и в интернете миллионы людей, проживающих в СГН и за его пределами. И пока Крым был украинский, меня приглашали в разные области Украины. Сейчас на Украину почти не зовут.

– У нас в основном российская аудитория, не все знают, что такое X-Factor…

– Российский аналог называется «Главная сцена». Вообще The X-Factor – это зарубежное изобретение, которое пришло из Англии и идет по лицензии в разных странах.

В России, честно говоря, получилась какая-то пародия. Я сдуру поехал в Москву на предкастинг, думал, все будет по-честному, как в Киеве. Предкастинг – это когда тебя слушает компетентный человек, который смотрит, ты поешь чисто или нечисто. Если ты картавишь, гнусавишь или не не попадаешь в ноты, то тебя отсеивают. Если ты поешь нормально, то тебе можно продолжать, и ты попадаешь на телевизионный кастинг. Так вот, я приезжаю на предкастинг и узнаю, что уже всех людей отобрали и даже записали телевизионный кастинг. Какая клоунада. Стало обидно за державу.

– А теперь вы солист филармонии?

– Да, можете меня поздравить, с 1 марта 2016 года я оформлен официально в Крымскую филармонию.

– На каких языках поёте?

– Я с 1995 года обслуживал саммиты, которые проходили в Крыму. Когда президент Украины встречался с президентами других стран: Берлускони, Путин, Шеварнадзе… Для Шеварнадзе я пел на грузинском языке, для Путина – на русском языке (хотя и не только), для украинских политиков – на украинском. Однажды меня Кирсан Илюмжинов пригласил выступить в Элисте на дне города, пришлось за два дня выучить песню на калмыцком языке.

 

«Город счастья»

– Вы говорили про интуристов в Ялте… До сих пор приезжают?

– Туристов в городе всегда много, но иностранцев стало меньше. Кто-то боится санкций, кто-то наслушался прессы. А вообще, Ялта – город счастья, как пишут в рекламных роликах. Кто ж от счастья откажется?

– Если человек приехал в Крым, что он должен увидеть?

– Конечно, это Ялта с ее старыми улицами, воздухом, климатом, видами. Большая Ялта – это от Гурзуфа до Фороса.

В Айвазовском – парк Парадиз. Партенит, где «Мишка» пьет воду.

Конечно, стоит подняться на Ай-Петри на канатной дороге. Это захватывающе и очень красиво.

Затем – Форосская церковь, Байдарские ворота. Дворцы – Ливадийский, Воронцовский,  Массандровский.

Если говорить о восточном Крыме – это конечно Беляус. Есть такое местечко, где белый песок и даже когда шторм море не грязное. Телефон там ловит очень плохо, интернет вообще не ловит. Но этот воздух, этот белый песок, чистое море, настолько радуют, что не хочется уезжать. Даже забываешь про ужасные дороги.

Инфраструктура того района, конечно, очень плохо развита. Эту часть Крыма называют «Крымской ривьерой», настолько уникальная там природа и воздух. Крым находится на пресечении различных климатических зон, и климатическая зона ЮБК и Беляуса – совершенно разные.

Центральная часть Крыма – Бахчисарай. Там есть церковь в горе. Западный Крым – для любителей керченской селедочки.

– Никогда не было желания уехать из Крыма?

– Никогда – ни когда он был украинским, ни когда он стал российским. Потому что с  этим полуостровом у меня связан кусок жизни. Здесь у меня родились дочки, здесь я потерял первую жену и маму. Работать можно где угодно, а жить хотелось бы только в Крыму.

Беседовал Кирилл Балберов

Другие люди Крыма

Алексей Петрухин: «Мне нравится в Крыму. Много света»

Анатолий Дымант: «Не могу больше двух месяцев без Крыма»

Игорь Симелин: «Крым удивителен. Не надышаться»

Олег Зубков: «Мне очень не хотелось бы покидать Крым»

Эвелина Блёданс: «Мне было сложно променять ялтинское небо»

Яков Головко: «Жизнь человеку дается один раз и прожить ее надо в Крыму»